нож "Макабрей"

нож "Макабрей"

 Данным произведением автор хочет донести мысль, что смерть, хоть никого и не красит, не так страшна. Она приносит отдых, легкость, забвение. С ней уходят болезни, горе, заботы, деньги. В конце концов, вся жизнь лишь подготовка к смерти.
Форма клинка передает и очертания косы, неизменного атрибута смерти, и различных ритуальных ножей. Что этими ножами не одуванчики срезались, конечно, понятно без слов. Скелеты вокруг своей Госпожи отплясывают резво и задорно, выделывают немыслимые па. Но плавность нотного стана, по которому они скачут, все равно уводит их в стороны, успокаивает. Итог известен - покой. А пока можно веселиться, нестись, стуча костяшками... И пусть все и всегда сопровождает музыка!
В 1873 году внимание композитора Камиля Сен-Санса привлекло стихотворение поэта и врача Анри Казалиса, писавшего под псевдонимом Жан Лагор. Оно носило иронический заголовок «Равенство, братство» и описывало пляску скелетов в зимнюю полночь под звуки скрипки Смерти. На этот текст композитор сочинил романс, а год спустя использовал его музыку для симфонической поэмы под названием «Пляска смерти». Строки стихотворения Казалиса предпосланы партитуре в качестве программы:
Вжик, вжик, вжик, Смерть каблуком
Отбивает такт на камне могильном,
В полночь Смерть напев плясовой,
Вжик, вжик, вжик, играет на скрипке.
Веет зимний ветер, ночь темна,
Скрипят и жалобно стонут липы,
Скелеты, белея, выходят из тени,
Мчатся и скачут в саванах длинных.
Вжик, вжик, вжик, все суетятся,
Слышен стук костей плясунов.
В те годы оркестр «Пляски смерти» поражал необычностью. Композитор ввел в него ксилофон, призванный передать стук костей пляшущих скелетов. Во французском издании партитуры дается пояснение, что «ксилофон — инструмент из дерева и соломы, подобный стеклянной гармонике». Участницей оркестра является и солирующая скрипка, на которой Смерть играет свой дьявольский танец, по авторскому указанию — в темпе вальса. Скрипка настроена необычно: две верхние струны образуют интервал не чистой квинты, а тритона, не случайно в Средние века называвшегося «diabolus in musica» (дьяволом в музыке)...
«Пляска смерти» Гольбейна была слишком известна в Германии; гравюрные листы с этим сюжетом украшали покои королей и лачуги бедняков, ибо смерть для всех одинакова. Каждый, едва появляясь на свет, уже вовлечен в чудовищную пляску со своим же скелетом. Гордая принцесса выступает в церемонии, а смерть учтивым жестом приглашает ее в могилу. Она срывает тиару и с папы, сидящего на римском престоле. В жуткую «пляску смерти» вовлечены все – судья, обвиняющий людей, купец, подсчитывающий выручку, врач, принимающий больного, и невеста, спешащая к венцу. Пусть коварный любовник увлекает знатную даму – смерть уже стучит в барабан, празднуя свою победу. Но Гольбейн иногда бывал и снисходительным. Вот бедняга-землепашец тащится за плугом, но скелет даже помогает ему, нахлестывая лошадей. Смерть обходит стороной и нищего, сидящего на куче всякого хлама. Не в этом ли великий смысл? Да и что иного можно ожидать от живописца, если вся его жизнь была “пляской смерти” – в обнимку со своим палачом.
"Ekseption" своим довольно оригинальным исполнением "Пляски смерти" сопровождали проигрыши знатоков в игре "Что? Где? Когда?"

Возможность приобретения только для зарегистрированных пользователей.


В начало Предыдущая страница 1 2 3 4 Следующая страница В конец